Теория гормонального рака

Несмотря на быстрое развитие молекулярно-генетической теории, выяснить механизм гормонального рака в рамках существующей модели так и не удалось. Само явление гормонального рака представляет определенный парадокс для теории онкогена, поскольку она предполагает механизм трансформации за счет генотипического действия канцерогенов, а гормоны негенотоксичны и осуществляют нормальные регуляторные функции в организме. Почему же изменение режима введения гормона и дозировки превращает не канцерогенные гормоны в канцерогены?Хорошо известно, что введение избыточного количества гормонов длительное время вызывает рак. Например, эстрогены вызывают рак в органах репродуктивной системы, пролактин — в молочных железах, тиреотропин — в щитовидной железе.

По мнению большинства ученых, общим свойством канцерогенного действия гормонов является способность стимулировать деление клеток, но значение этого факта оценивается по-разному и остается неизвестным механизм. Многие авторы считают, что увеличение пула молодых делящихся клеток повышает вероятность мутаций, приводящих к трансформации. С этой точкой зрения можно не согласиться на основании несостоятельности мутационной концепции, которая давно критикуется с разных сторон, однако сохраняется, поскольку ничего другого в качестве объяснения не было предложено.Механизм гормонального рака условно делится на две части, или структуры. Первая часть касается механизмов нейрогормо-нальной регуляции на уровне организма, нарушение которых в конечном счете приводит к избыточной хронической пролиферации и гормонозавнспмой ткани. Эта часть в настоящее время изучена достаточно полно.

Тайна гормонального рака, которая не раскрыта в теории онкогена, связана со второй подструктурой, т.е. событиями, которые следуют за изменением пролифератив-ного режима ткани и объясняют онкологический смысл гормональной стимуляции пролиферации. Построить теорию гормонального рака с учетом всех современных достижений молекулярной онкологии означает выявить универсальный механизм трансформации, который бы на основе единого принципа объяснял как механизм трансформации в результате гормональных нарушений, так и механизм негормональных опухолей.Какова логика или принцип нарушения гормональной регуляции, вызывающего эффект компенсаторной хронической пролиферации гормонозависимой ткани? Поддержание постоянства внутренней среды в организме осуществляется механизмом отрицательной обратной связи. Для осуществления интеграции действия гормонов служит такой регулятор, как гипофиз, который контролирует активность группы эндокринных желез. Однако гипофиз воспринимает сигналы преимущественно гормонального характера.

Вся информация, поступающая через вегетативную нервную систему, не улавливается гипофизом. На уровне гипофиза не могут происходить и контролироваться регуляторные изменения, нужные для осуществления поведенческих реакций. Эти функции осуществляются в гипоталамусе, в котором происходит координация вегетативной и эндокринной деятельности.Механизм отрицательной обратной связи проявляется в регуляции интегральной нейроэндокринной системы. Увеличение концентрации гормона на периферии приводит к соответствующему уменьшению секреции тропного гормона гипофиза. Например, увеличение тироксина ведет к снижению активности щитовидной железы и восстановлению в крови уровня тиреоидных гормонов. И наоборот, расходование тиреоидных гормонов на периферии уменьшает торможение секреции тиреотропина, что повышает его концентрацию в крови, увеличивает стимуляцию щитовидной железы, и тем самым равновесие восстанавливается.

Такие взаимоотношения осуществляются и на уровне гипофиза, и на более высоком уровне — гипоталамуса, вырабатывающего специфические для гипофизарных клеток рилизинг-факто-ры/либерины, т.е. стимулирующие рилизинг-факторы, и стати-ны — тормозящие рилизинг-факторы.Гипоталамо-гипофизарный комплекс интерпретирует влияние на организм центральной нервной системы. Нарушение функции гормонозависимого органа вызывает изменение гормонального баланса многих систем. Как правило, следует стимуляция и введение резервов компенсации, направленных на восстановление нарушенного равновесия. Возникают компенсаторные, хронические, пролиферативные процессы в эндокриннозависимом органе. Так, компенсаторное повышение секреции тиреотропного гормона вызывает гиперплазию ткани щитовидной железы с образованием узлов пролиферации. Таков механизм стимуляции паренхимы щитовидной железы при первичном гипотиреозе.

Ход событий при развитии гормонального рака происходит следующим образом: нарушение синтеза, или инактивация гормона периферической эндокринной железы, приводит к прекращению тормозящего действия на гипофиз, опосредуемому гипоталамусом; синтез гормона гипофиза активируется, происходит гиперстимуляция периферической железы. Общая черта различных типов эндокринного канцерогенеза — повышение содержания в крови гормона, стимулирующего пролиферацию в ткани, которая вследствие этого претерпевает опухолевое превращение.Отмечено, что рак молочной железы часто сочетается с определенными пролиферативными изменениями ткани молочной железы, в ткани наблюдаются последовательные изменения эпителия от нормального до злокачественного через различные степени типичной и атипичной гиперплазии. К усилению пролиферации эпителия молочных желез приводят истинная и ложная беременность введение половых гормонов (эстрогенов, прогестерона) в дозах превышающих физиологические. Эксперименты на животных показали, что «ранние, опухоли возникают или непосредственно из нормальной ткани, или в предшествующих гиперпластических очагах трех типов — гиперпластических альвеолярных узелках, участках гиперплазии эпителия протоков и структурах, известных как бляшки (Foulds, 1956). В исследованиях была выявлена связь патологических изменений и пролиферации эпителия протоков: в группах:зло-качественных опухолей пролиферативные изменения отмечены в семь раз чаще. Атипические пролифераты встречались в 14 раз чаще в группе злокачественных опухолей (Karpas et al., 1963).Атипическая гиперплазия молочной железы составляет большую часть пролиферативных изменении. Было показано что гормональная аннуляция необходима не только для поддержания атипичной гиперплазии, но и для прогрессировать до ин-фильтративного рака (Page et al.,1978).

Исходя из клинических наблюдении выявлена закономерность- нарушение гормонального профиля у больных раком молочной железы оказывает влияние на течение заболевания и дает основание предполагать взаимосвязь этих нарушении. Вывод, полученный на основе обобщения клинического материала, состоит в том, что повышенный или искаженный гормональный профиль связан с природой рака молочной железы и других гормоно-зависииых опухолей (Зумофф, 1984). Рассмотрим некоторые факты, гипотезы по поводу этого распространенного заболевания. Большое число данных свидетельствует о дефиците андрогенов надпочечников у женщин, больных раком молочной железы, в период пременопаузы. Данные позволяют предполагать, что недостаточность предшествует клиническим проявлениям заболевания. Концепция, связывающая рак молочной железы с дефицитом андрогенов, была выдвинута Allen и соавт. (1957).Концепция «ановуляторно-лютеальной»· неадекватности была сформулирована Grattarola (1964) на основании данных о морфологических изменениях в эндометрии женщин, страдающих раком молочной железы. При этом отмечалась высокая частота гиперплазии эндометрия в сочетании с гиперплазией протоков молочной железы. Был сделан вывод о том, что почти у £3 женщин, страдающих раком молочной железы, налицо продолжительная эстрогенная стимуляция, что может быть следствием повторных ановуляторных циклов в сочетании с воздействием эстрогенов и прогестерона.Sherman и Korenman (1974) предположили, что в основе всех факторов риска лежит общий патофизиологический механизм: неадекватность лютеальной фазы (недостаточная выработка прогестерона в ответ на стимуляцию эстрогенами в фоликулярной фазе цикла).

«Эстронная» гипотеза была предложена в отношении рака эндометрия и сформулирована Siiteri и соавт. (1974). Согласно этой гипотезе, длительное воздействие эстрона на эндометрий причинно связано с развитием предопухолевой атипической гиперплазии эндометрия или рака эндометрия.Итак, рассмотренные клинические данные и концепции, интерпретирующие их, свидетельствуют о связи между гормональным дисбалансом, компенсаторной гиперстимуляцией пролиферации и раком. Иначе говоря, длительный промоторный эффект гормонального воздействия оказывается достаточным условием для развития опухоли.Анализируя роль пролиферативного эффекта гормонов, И.Т.Терещенко и А.П.Кашулина (1983, с.23) пишут: «Все про-лиферативно активные гормоны в определенных условиях и при достаточной настойчивости экспериментатора могут стать причиной нарушения регуляторных механизмов клеточного деления и дифференцировки, приводящего к малигнизации ткани… Тем не менее некоторые авторы склонны рассматривать гормоны лишь как факторы… способствующие ему (раку. — А.Ч.)… ставится под сомнение зависящая от дозы и продолжительности введения возможность прямого перехода от физиологического действия гормонального препарата к канцерогенному».

Изучение механизма регуляции размножения клеток с помощью метода ауторадиографии позволило сделать заключение, что гормоны являются митотическими регуляторами клетки (Алов, 1964; Епифанова, 1965; Лагучев, 1970).Влияние гормонов на процессы клеточного деления зависит как от продолжительности действия гормонов, так и от их дозировки.Это особенно наглядно видно на примере изменения митотической активности эпителия матки на протяжении астрального цикла.Роль пролиферации как фактора канцерогенеза выявляется на основе следующих корреляций:1) дисгормональные опухоли вызывают лишь те гормоны, которые стимулируют пролиферативные процессы в нормальных тканях;2) установлена связь между развитием рака молочной железы, рака матки и длительной гиперэстрогенизацией, между появлением опухоли яичника и семенников и повышением уровня гонадотропных гормонов гипофиза, между образованием опухолей надпочечников и щитовидной железы и высоким содержанием адренокортикотропного и тиреотропного гормонов гипофиза;3) повышенная гормональная активность надпочечников, особенно секреция ими эстрогенов, вызывает усиленную пролиферацию в ткани молочной железы у кастрированных мышей, что создает условие для возникновения рака молочной железы (Самуджян, 1973).Ряд данных демонстрирует, что гормональная стимуляция пролиферации высокого уровня и длительности является необходимым и достаточным условием для трансформации. Хорошо известны результаты опытов, в которых под капсулу селезенки кастрированной самки крысы пересаживали яичники другого животного. Орган приживлялся и продуцировал эстрогены, но они попадали в v.porta и сразу разрушались в печени, не достигая гипофиза. В результате нарушалась координация функций обеих желез по механизму обратной связи, что приводило к гиперпродукции аденогипо-физом гонадотропных гормонов, т.е. к поддержанию постоянно действующего стимула к пролиферации фолликулярного эпителия яичников. Уже через 157 дней в трансплантате появились неопластические клетки желтого тела, превращавшиеся в лютеому на протяжении 300 дней. У некоторых животных наряду с лютеомой возникали доброкачественные гранулемы (Шапот, 1975).

Сходные данные получены при изучении гиперпластических узелков молочной железы мышей. Эти узелки возникали в результате продолжительного стимулирования пролиферации либо эстрогенами и прогестероном, либо имплантированным гипофизом. Введение метилхолантрена мышам с гиперпластическимн узлами приводило к образованию опухолей в последних, причем выход опухолей зависел от интенсивности пролиферации в узлах (Adamson et al., 1971).Длительная стимуляция пролиферации, приводящая к опухолям молочных желез, обусловливает усиление секреции гипофи-зарных маммотропинов, что приводит к резкой стимуляции секреции в эпителии желез. Развивается кистозное расширение железистых структур, образование незрелых долек. И наоборот, если усиленная секреция не сопровождается усиленной пролиферацией эпителия молочных желез, то аномальные структуры в молочных железах не появляются, а образование опухолей тормозится.

Таким образом, накопленные данные позволяют выявить цепь последовательных стадий развития гормонального рака. Начальное звено связано с нарушением гормональной регуляции на уровне организма. Результатом такого нарушения является длительная хроническая стимуляция пролиферации, которая приводит к нарушению блокировки дифференцировки клеток. Фазы ускоренной пролиферации и нарушения дифференцировки взаимосвязаны и являются общими также и для негормональных опухолей. Следовательно, специфика гормонального рака состоит в его первой фазе, т.е. механизме гормонального дисбаланса, в результате которого инициируется хроническая пролиферация в ткани гормонозависимого органа. Начиная со стадии избыточной хронической пролиферации, все виды опухолеобразования развиваются по общему механизму, описываемому тканевой моделью.

Отметим, что о роли обусловленного гормонами нарушения дифференцировки свидетельствует, в частности, предотвращение индукции опухолей препаратами ретинола, способствующего сохранению дифференцированного состояния эпителиальных клеток молочных желез (Moon et al., 1977).

Как оценивается в литературе роль гормональной стимуляции пролиферации при раке? Большинство ученых отдают предпочтение точке зрения, согласно которой гормоны лишь создают условия для реализации инициированных клеток, сама инициация при этом осуществляется пока неизвестным «истинным» канцерогеном генотоксического действия. Анализируя этот вопрос, В.И.Самойлов (1981) пишет: «Ни в одном случае эндокринного канцерогенеза нельзя исключить возможность того, что роль гормонов сводится к поддержанию определенного дифференцированного состояния и пролиферации клеток на разных стадиях их опухолевого превращения под действием какого-то неэндокринного онкогенного агента» (с. 110).

Согласно точке зрения известного французского онколога Ж.Матэ (1983), чрезмерная стимуляция гормонами размножения клеток является причиной канцерогенеза в качестве условия наряду с мутацией или вирусом, т.е, играет роль промоторов. Причем вначале опухолеобразование обратимо и зависит от гормональной стимуляции уровня пролиферации. Характеризуя роль гормонов и других канцерогенов, Ж.Матэ (1983, с.84) пишет: «ДНК клетки должна находиться в состоянии удвоения, что может облегчить внедрение в нее вирусной ДНК. Этим объясняется не только роль канцерогенных факторов (в частности, гормонов), действие которых основано на стимуляции размножения клеток чувствительной к ним ткани, но и роль некоторых воздействий, разрушающих клетки (например, излучения), поскольку истощение, которое они вызывают, сопровождается компенсаторным размножением».

Обратим внимание, что Матэ объединяет митогенное и канцерогенное воздействие, вызывающее гибель клеток, поскольку ткань отвечает на эти воздействия однотипной реакцией — компенсаторной пролиферацией. Это объединение на основе ответной реакции ткани различных по характеру действия канцерогенов является первым шагом к выявлению механизма общего знаменателя, а именно реакции тканевого гомеостаза в виде компенсаторной пролиферации на самые различные канцерогенные воздействия. Такой единый ответ и является механизмом, который унифицирует действие канцерогенов, нивелирует их различие, что соответствует представлению о механизме общего знаменателя.

Согласно точке зрения В.М.Дильмана и соавт. (1989, с.119), гормоны не являются канцерогенами, а выступают в роли промоторов. Они пишут: «Гормоны.., не вызывают необратимых или стойких изменений в генетическом аппарате… Но для возникновения злокачественной трансформации клетки необходимо повреждение генетического аппарата…»

В процессе опухолевой прогрессии проявляется одно из характерных свойств опухолеобразования — увеличение степени автономности опухоли. В гормональных опухолях это явление связывают с постепенной утратой чувствительности опухолей к гормонам в результате исчезновения рецепторов гормонов на клеточной поверхности. Каков механизм этого явления? Рассмотрим вопросы, связанные с механизмом действия рецепторов, на примере стероидных гормонов.

Согласно принятой точке зрения, схема действия стероидных гормонов такова: циркулирующий в кровотоке комплекс белок крови — стероид диссоциирует на белок и свободный стероид, который является биологически активной формой гормона. Свободный стероид проникает через мембрану клетки, в цитоплазме связывается с рецептором, а образующийся комплекс переходит в ядро, что определяет специфический ответ клетки (Бассалык, Дягтярь, 1987). Данный механизм проникновения стероидных гормонов в клетку является общепринятым.

Анализируя этот вопрос, Альберте Б. и соавт. (1987) пишут: «Такая разница в растворимости обусловливает фундаментальные различия в механизмах воздействия этих двух классов молекул на клетки-мишени. Водорастворимые молекулы… связываются со специфическими белковыми рецепторами на клеточной поверхности. Напротив, стероидные и тиреоидные гормоны гидрофобны и, отделившись от белка-носителя, могут легко проходить через плазматическую мембрану клетки-мишени. Эти гормоны связываются со специфическими белковыми рецепторами внутри клетки» (с.257).

Вопрос о местонахождении рецепторов к стероидным гормонам еще не решен. С нашей точки зрения, имеются основания для выдвижения альтернативной гипотезы, согласно которой рецепторы к стероидным гормонам находятся не внутри клетки, а на клеточной поверхности. В качестве обоснования можно привести несколько аргументов и фактов.

Касаясь этого вопроса, Л.С.Бассалык пишет: «Пока нет единого мнения относительно того, происходят ли данные процессы в результате простой диффузии стероидной молекулы в любую клетку либо в мембранах клеток органов-мишеней существует специальная транспортная система» (с.8). Очевидно, если исходить из того, что гормон контактирует с рецептором внутри клетки, а не на поверхности мембраны, то нет никакого различия между гормоночувствительными клетками и остальными, т.е. гормон может легко проходить в любую другую клетку, а значит, к месту нахождения мишени он может не дойти.

В качестве аргументов можно привести данные о том, что рецепторы адреналина и инсулина располагаются на клеточной мембране (Альберте и др., 1987, с.266).

Другой аргумент состоит в том, что, как было показано, через ядерную мембрану стероидные гормоны могут проходить только в составе с рецептором (Бассалык, Дягтярь, 1987). Если исходить из физико-химических свойств молекул стероидных гормонов, то через ядерную мембрану они должны были бы проходить свободно без рецептора, однако это не так, поэтому можно отвергнуть представление о свободном проходе их через клеточную мембрану. Если допустить, что рецепторы к стероидным гормонам не находятся на поверхности клеточной мембраны, то такая клетка лишается возможности специфически вылавливать гормоны из потока проходящих молекул, при этом часть молекул может оседать в других клетках, не являющихся мишенями для гормонов. Возникает ряд трудностей, которые требуют дополнительного объяснения и противоречат представлениям о роли рецепторов в механизме гормонального воздействия.

Существенным вопросом в понимании механизма гормонального рака является утрата опухолевой клеткой чувствительности к гормонам. Это явление объясняется исчезновением рецепторов к гормонам на клеточной мембране в процессе опухолевой прогрессии. Данное явление было подтверждено в 1975 г. в Бетезде (США) на международном рабочем совещании по раку молочной железы. Оказалось, что больные, опухоли которых содержали рецепторы, в 50 — 55% случаев отвечали на гормональную терапию и только 8 — 10% больных с РЭ~ отрицательными (РЭ~) опухолями отвечали на такое лечение. Как показали многочисленные исследования, существует корреляция между концентрацией РЭ в опухолях молочной железы и ответом на гормональное лечение. Данные показывают, что имеется прямая взаимосвязь между наличием рецепторов и степенью дифференцировки. Так, C.Contesso и соавт. (1977, цит. по: Муравьева, 1987) отметили положительную корреляцию РЭ-статуса со степенью диф-ференцировки опухолей молочной железы у мужчин. По этим параметрам они также сходны с опухолями молочной железы женщин (Муравьева, 1987). Отмечено также, что содержание РЭ в первичных и метастазирующих опухолях различно: среди мета-стазирующих чаще встречаются РЭ~-опухоли.

В ряде работ отмечается, что уровень рецепторов прогестерона (РП) также ниже в метастазирующих опухолях, чем в первичных опухолях. Так, Y.Nomura (1983) определил содержание рецепторов стероидных гормонов как в процессе прогрессирования рака молочной железы, так и после различных видов терапии. При первичном раке 26,3% опухолей содержат РП. В первичных региональных метастазах РП найдены в 24,5% случаев. При дальнейшем про-грессировании заболевания, а также после различных видов терапии доля РП-содержащих опухолей снизилась до 19%. В претерми-нальных стадиях в опухолях обнаружены РП только в 3,4% случаев.

Отметим, что в результате химиолучевой терапии количество рецептотрицательных опухолей значительно увеличивается. С позиции тканевой теории это явление объясняется увеличением травмирования клеток, в результате чего усиливается компенсаторная пролиферация, которая вызывает прогрессирующую эмбрионали-зацию и как результат — снижение синтеза рецепторных молекул. Это означает, что в ряде случаев лечение будет давать отрицательный результат — усиление прогрессирования опухолей.

Как связаны между собой содержание РП и степень дифферен-цировки? Первые данные об обратной корреляции между содержанием РП и степенью дифференцировки опухолей получены F.May-Levin и соавт. (1977, цит. по: Кузьмина, 1987). Высокодифферен-цированные опухоли содержат большее количество РП. Наблюдается четкая корреляция между степенью злокачественности опухолей и одновременным присутствием в них двух видов рецепторов: с увеличением клеточной анаплазии уменьшается количество РЭ+ РП+ — опухолей и возрастает количество РЭ~ РП~- опухолей.

Как уже говорилось, характерной закономерностью является то, что в группе леченых больных основная тенденция состоит в том, что большинство опухолей переходит в разряд рецептотри-цательных, что объясняется повышенной гибелью клеток и усилением компенсаторной пролиферации, которая способствует эм-брионализации клеток. И наоборот, низкая степень повреждения опухолей коррелирует с высокой степенью дифференцировкн (Кузьмина, 1987).

Наличие или отсутствие рецепторов на клеточной мембране имеет клиническое значение и является существенной чертой механизма опухолеобразования. Что же лежит в основе этого явления? Анализируя этот вопрос, В.И.Самойлов (1981, с.115) пишет: «…независимость опухоли от эндокринной системы, так и скорость роста опухоли определяются, возможно, какой-то общей характеристикой, направлением и степенью дифференцировки… Можно предположить, что такая утрата рецепторов при длительном введении гормона может быть закреплена в потомстве этих клеток благодаря тому же механизму, который делает наследственными изменения клеток при неэндокринном бластомогенезе».

Для построения теории гормонального рака необходимо выявить корреляцию между такими явлениями, как изменение гормонального профиля при гормональном дисбалансе, стимуляции пролиферации ткани, т.е. изменение пролиферативного режима, изменение степени дифференцировки, или эффект прогрессирующей эмбрионализацни, исчезновение рецепторов с клеточной поверхности, автономизацией, разрушением структуры и функции тканевого гомеостаза и как результат выход из-под контроля стволовых клоногенных клеток с активизированными онкогенами. Все эти проявления необходимо связать в единую цепь, показав необходимость и место каждого из составляющих звеньев канцерогенеза.

В рамках тканевой теории впервые удается связать все основные проявления гормонального рака. Согласно тканевой теории, канцерогенность гормонов определяется способностью усиливать митотическую активность в тканях-мишенях. Но не всякое усиление вызывает гормональный рак.

Концепция канцерогенного профиля показывает, что онкологическим значением обладает лишь тот уровень компенсаторной пролиферации и длительность хронического воздействия, которые вызывают прогрессирующую эмбрионализацию клеток. Таким образом, выявляется необходимая, логически связанная последовательная цепь событий. Гормональный дисбаланс меняет гормональный профиль, это приводит к хронической пролиферации гормонозави-симой ткани. Ускоренная длительная пролиферация вызывает обратимую блокировку дифференцировкп, в результате развивается прогрессирующая эмбрионализация, которая и разрушает со временем структуру и функцию тканевого гомеостаза, контролирующего деление клоногенных клеток. Клоногенные стволовые клетки, обладая всеми признаками опухолевых клеток и активизированными онкогенами, при нарушении тканевого гомеостаза переходят к неконтролируемому злокачественному росту.

Замещение дифференцированных клеток на малодпфференцированные в процессе эмбрионализацин ткани ведет к исчезновению рецепторов с клеточной мембраны, т.е. клетки приобретают иной состав рецепторов на клеточной мембране, характерный для низкодифференцированных клеток. Потеря рецепторов и молекул адгезии при снижении дифференцировки является вторым ударом, который наносит эмбрионализация на пути к полному разрушению тканевой системы. Таким образом, основные черты опухолевой прогрессии непосредственно коррелируют со степенью дедифференцировки клеток. Структура тканевого гоме-остаза и контроль пролиферации нормально функционируют при условии постоянного воспроизводства, поэтому прогрессирующая эмбрионализации с течением времени, меняя соотношение между дифференцированными и клоногенными клетками, разрушает отрицательную обратную связь, контролирующую стволовые клоногенные клетки. Нарушение обратной связи приводит к неконтролируемому опухолевому росту низдифференцированных клоногенных клеток. Следствия, вытекающие из тканевой теории гормонального рака, хорошо подтверждаются фактами. Хорошо известно, что чем ниже дифференцировка опухолей, тем выше злокачественность. Это положение доказывается обратным следствием из этой закономерности — факторы, которые повышают дифференцировку, способствуют нормализации ткани и прекращению опухолеобразования.

Схематично механизм гормонального рака с позиции тканевой теории можно изобразить так:

Гормональные нарушения, дисбалансы, повышенное митогенное воздействие

Изменение гормонального профиля

Ускоренная пролиферация

Обратимая блокировка дифференцировки

Прогрессирующая эмбрионализация ткани, исчезновение ряда рецепторов на мембране и молекул адгезии

Нарушение структуры и функции тканевого гомеостаза, нарушение контроля пролиферации. Нарушение соотношения факторов оака и кейлонов

Неконтролируемый злокачественный рост низдифференцированных, клоногенных клеток с активизированными онкогенами, инвазия, метастазирование

Таким образом, в тканевой теории учитывается не только качественная сторона канцерогенного фактора, но также количественная — интенсивность и режим воздействия (структура воздействия). Этот аспект описывается концепцией канцерогенного профиля, суть которой состоит в том, что канцерогенный профиль должен вызывать такой уровень эмбрионализации, который превышает восстановительную способность тканевого гомеостаза.

Так, в ходе изучения гормонального рака у животных многими авторами было показано, что сильное влияние оказывают такие факторы, как доза вводимых эстрогенов, длительность и непрерывность их воздействия. Латентный период развития опухолей был обратно пропорционален дозе вводимых эстрогенов.

Контур А символизирует основные гомеостатические системы организма, нарушение которых приводит к гормональному дисбалансу, в результате чего на малый контур падает нагрузка, вызывающая интенсивную хроническую пролиферацию. Контур В символизирует тканевый гомеостаз гормонозависимого органа. В результате дисбаланса в контуре А, в контуре В возникает гиперстимуляция хронической пролиферации. Следующий этап опухолеобразо-вания реализуется в рамках тканевого гомеостаза. Для нормального функционирования тканевого гомеостаза необходимо постоянное воспроизводство структуры гомеостаза, т.е. количественное и качественное пропорциональное соотношение между стволовыми, ком-митированными и дифференцированными клетками должно воспроизводиться. Это связано с тем, что синтезируемые дифференцированными клетками кейлоны, выполняющие функцию отрицательной обратной связи, и выделяемые малодифференцированны-ми клетками факторы роста удерживаются в определенном равновесии, что определяет стабильный баланс гомеостаза. Поэтому прогрессирующая эмбрионализация, развивающаяся в результате повышенной пролиферации, постепенно разрушает структуру, а затем и функцию тканевого гомеостаза.

Основные положения новой теории гормонального рака хорошо подтверждаются экспериментальными данными. Очевидно, если нарушение тканевого контроля является достаточным условием для развития неконтролируемого роста стволовых клоногенных клеток, то изолированные стволовые клетки при трансплантации будут проявлять злокачественный рост без какого-либо канцерогенного воздействия. Первое положение следует из второго, и наоборот, т.е. они взаимообусловлены. Это и будет свидетельствовать в пользу новой теории, основанной на нарушении тканевого контроля.
Эксперименты Шпемана (Speman, 1942), которые воспроизводились многими учеными, однозначно подтвердили злокачественность изолированных стволовых клеток. Он трансплантировал недетерминированные клетки бластулы в полость тела взрослой лягушки — они делились без дифференцировки и прорастали в окружающие ткани.

Согласно данным Н.Топтиклиса (Toptiklis, 1969), нормальные клоногенные клетки могут инвазивно прорастать в чужеродные ткани: например, диссоциированные клетки щитовидной железы мышей, интенсивно продуцирующие тиреоглобулин, при введении в легкие животным пролиферировали, подобно метаста-зирующим клеткам.

Американский ученый I.Damjanov (1991) с целью получения тератокарцином привил мышиные эмбрионы на стадии прегаструлы под капсулу почки сингенным взрослым мышам. Организм реципиента не регулировал пролиферацию таких клеток, которые приобретали свойства злокачественных опухолей. Автор сделал вывод, что злокачественность может развиваться без участия механизмов вирусного или химического канцерогенеза и не сопровождаться генетической трансформацией, т.е. злокачественность может развиваться, минуя необратимые генетические изменения. Рассмотренные данные доказывают, что тканевая теория гормонального рака имеет достаточно хорошую экспериментальную обоснованность, в частности это относится к данным о проявлении злокачественности изолированных стволовых клеток, неподвергаемых канцерогенному воздействию. К этой группе примыкает такое явление, как спонтанная малигнизация in vitro, где также отсутствует какой-либо канцероген. Две группы данных коррелируют между собой и подтверждают положение о достаточности нарушения тканевого контроля в качестве условия и причины трансформации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *